Войдите или зарегистрируйтесь, чтобы оставлять комментарии к новостям.
Эндрю Скотт (Andrew Scott)
В свет вышло интервью Скотта о шпионской ленте "Наследие"

- Что привело вас в «Наследие»?

- Меня привлек режиссер «Наследия», Пит Трэвис. Он срежиссировал фильм «Ома», блестящий фильм. Поэтому я встретился с ним, и он очень красноречиво говорил об «Оме» . Моя семья родом из Омы, и это очень деликатный вопрос , о взрывах в Оме, это значило очень многое для меня. Помню, я подумал , насколько этот фильм был красиво смонтирован. Так что самым интересным в «Наследии» было сотрудничество с Питом, и он не разочаровал.

- Как бы вы описали Виктора, вашего персонажа?

- Он русский. У него довольно конфликтный характер. Фильм рассказывает о дружбе, и что значит, когда два друга находятся по разные стороны политических лагерей. Самым интересным в игре Виктора стали конфликт между ним и тем, что он должен сделать, что его работа требует от него, и что требует от него дружба с Чарльзом. Он очень талантливый и умный человек, и он, безусловно, семьянин. Ещё он немного одинок.

- Как Чарльз вернулся в жизнь Виктора и каковы последствия из этого?

- Это очень хорошо прописано в сценарии. Вы думаете, что произошла просто случайная встреча, но все совсем не так, как кажется. Для нас с Чарли стало важно воплотить в жизнь дружбу двух мужчин, а не играть шпионов.

- Характер их отношений заключается в том, что Виктор и Чарльз постоянно пересекаются и обманывают друг друга. Каково было это играть?

- Мы много говорили об этом. Это не трудно играть, если вы просто играете одну вещь, но если вы начинаете играть много разных вещей, то все усложняется. Все эти шпионские штучки получаются сами собой, вы не хотите слишком опекать зрителя. Вы просто играете дружбу, как она есть, никаких подозрительных и долгих взглядов. Это несколько упрощает историю. Вы должны играть можно проще , сюжет сам позаботится о себе.

- Вам было необходимо научиться русскому акценту. Каково это было?

- Вероятно, это стало наибольшей проблемой.Вам не часто приходится слышать русских, говорящих на английском. Особенно в 1970-х годах . Вы должны попробовать отойти от стереотипа злодеев из Бонда.Очень специфический способ говорить, в русском есть особенный ритм. У меня был действительно фантастический тренер по диалекту , мы отлично сработались. Меня постонно удивляли различные интонации в русском диалекте. Это совершенно новый способ мышления , нужно попытаться представить себе, что это все равно что говорить на английском языке в качестве второго языка и создать персонажу собственный акцент. Это было самой большой проблемой в игре, у него очень необычная манера говорить.
В начале мы с Питом разговаривали о том, каким русским он должен быть. Я думаю очень важно, что мы полностью охватили его русскость и не уклонялись от этого. Мне было необходимо посмотреть настолько много русских видео, насколько это было возможно.

- Вы изучали что-нибудь о "холодной войне", готовясь к роли?

- Да. С нами как-то пришел поговорить очень интересный парень, отставной шпион, поэтому мы прошли своего рода шпионскую школу. Он говорил с нами о природе шпионажа в 1970-х и 1980-х годах, и это было действительно интересно слушать . Мне было интересно, каково это быть шпионом, и я задавал ему вопросы о том, это повлияло на его семью и окружающих его людей. Шпионы становятся очень близки в своем кругу, у них общая острота ощущений и общие секреты, и посторонние могут быть отчасти исключены из этого. Здесь играет роль траншейный менталитет. Должно быть, трудно жить с этими секретами, видеть жизнь, которой они живут. Мне был действительно интересен тот психологический эффект, который шпионаж оказывает на наших персонажей. Шпионаж действительно интересен для зрителей, но в сердце «Наследия» лежат семейные и дружественные отношения.

- Вы читали роман, прежде чем вы начали сниматься?

- Нет, мой персонаж отличается в романе, и я один из тех парней, которые считают, что нужно играть то, что прописано в сценарии, а он был адаптирован блестяще. Моя работа заключается в приведении сценария к жизни, поэтому я сознательно не читал книгу. Я придерживался истории нашего сценария.

- Вы сами любите смотреть шпионские фильмы?

- Совершенно верно. Мне нравятся шпионские фильмы, особенно «Шпион, выйди вон». Я никогда не снимался в чем-то подобном, так что было действительно приятно смотреть на то, что делал Пит. Я думаю, он действительно создал ощущение 1970-х годов в грязном Лондоне. Много работали портативные камеры и в самых интересных местах все снято практически в документальном стиле. Великолепно, что есть драмы, как эта на BBC Two, которые дают вам большую свободу в выборе собственного стиля.

- Как вы думаете, почему зрителям так нравятся шпионские триллеры?

- Я предполагаю, что это действительно выход. Это захватывающий мир и людям действительно нравятся истории о тайне, которая является сущностью шпионской драмы. На самом деле, это суть всех драм, скрываешь ли ты тайну или открываешь ее, историческая драма или шпионская драма. В хорошей драме тайна находится в центре событий, а шпионской драме она может быть убрана подальше. Зрители любят принимать вызов и быть активно вовлечёнными в процесс, пытаться угадать развязку. Плюс всем нравится думать, что они могли бы стать шпионами.

- Были ли сцены, которую вам особенно понравилось играть?

- Другой причиной, по которой я был счастлив принять участие в «Наследии» стал актерский состав. Большинство моих сцен я играл вместе с Чарли Коксом, актером, которым я уже давно восхищаюсь. У нас было много ночных съемок, и, работая этим жарким летом, мы отлично повеселились. Мне очень понравилось работать над Виктором во время съемок сцен про дружбу, это было очень весело. Еще Ромола была с нами: я снимался с ней в «Часе» и я думаю, что она потрясающая актриса. Саймон Рассел Бил настоящий герой. Это на самом деле было самой веселой частью для меня - работа с другими актерами.

Перевод О. Козловой.

Фотографии (1 )

Опубликовал материал: Unio Sere

Рассказать друзьям

Комментарии (0 )

Чтобы оставить комментарий войдите или зарегистрируйтесь

653

Редакторы